Закон против экс-гей терапии

Меня редко посещает уверенность в том, что законодатели – вменяемые люди, вне зависимости от страны в которой они проживают и законы которой они создают. Например, законы о запрете пропаганды гомосексуализма сделали больше для того, чтобы общество задумалось над этой проблемой, чем все гей прайды, вместе взятые. Тут схожий случай, с точностью до наоборот.

sentedlieu_california_120424a.jpg

Меня редко посещает уверенность в том, что законодатели – вменяемые люди, вне зависимости от страны в которой они проживают и законы которой они создают. Например, законы о запрете пропаганды гомосексуализма сделали больше для того, чтобы общество задумалось над этой проблемой, чем все гей прайды, вместе взятые. Тут схожий случай, с точностью до наоборот.

sentedlieu_california_120424a

Сенатор законодательного собрания штата Калифорния от Демократической партии Тед Лью представил на рассмотрение Сената закон, по которому для лиц моложе 18 лет будет запрещена репаративная терапия (так называемая экс-гей терапия). Одновременно с этим закон предполагает запрет на проведение репаративной терапии без письменного информированного согласия пациента. Это самое информирование должно заключатся в том, что пациенту должны сообщить следующее:

Лесбийская, гомосексуальная или бисексуальная ориентация не является психическим расстройством. Эффективность терапии по смене сексуальной ориентации личности научно не доказана. Попытки смены сексуальной ориентации могут причинить вред здоровью: риски включают в себя депрессиюж, беспокойство и аутоагрессию (саморазрушительное поведение).

Медицинские и психиатрические профессиональные организации, выступающие против попыток смены сексуальной ориентации включают в себя: Американскую Медицинскую Ассоциацию, Американскую Ассоциацию Психологов, Американскую Ассоциацию Психиатров, Национальную Ассоциацию Социальных Работников, Американскую Ассоциацию Консультантов, Американскую Академию Педиатрии, Американскую Ассоциацию Брачной и Семейной Терапии.

Более того, закон специально оговаривает, что «Любой акт принуждения или введения в заблуждение относительно сказанного выше, совершенный любым лицом или учреждением, отменяет согласие пациента по поводу попыток смены сексуальной ориентации».

Понятно, что законодатель не может говорить доктору, от чего тому лечить, а от чего – нет: каждый должен заниматься своим делом. Однако обратите внимание на разницу подходов законодателей по разные стороны океана: с левой стороны вводят штрафы за деяние, суть которого никто не может объяснить.

С правой стороны Атлантического океана законодатель четко оговаривает лимиты применения закона, реально защищает детей от гомофобии родителей (давайте дружно вспомним историю о клинике Маршака, которую открыли ребята из АнтиДОГМЫ) и оставляет личности право самостоятельно искать дорогу в ад на поиски счастья в виде лечения сексуальной ориентации, но при этом обязывает докторов вроде Маркуса Бахмана честно предупреждать будущих пациентов, что лечение это – ненаучно.

Вы чувствуете разницу? Вот пример закона, который логичен – другими словами, Фемида может применять его с закрытыми глазами.

Нужен ли такой закон Беларуси, вот вопрос?