Обама – тайный гей

Для того, чтобы понять в какой глубокой дыре мы очутились за последние 16 лет и ничего не предвещает изменений, достаточно пересечь нашу южную границу. Украина доказала свою самостоятельность не только в вопросах экономических, но и политический и более того, смогла сохранить такие вещи, которые многим уже ничего не говорят – гласность, свобода слова и собраний и свобода печати, например.

Для того, чтобы понять в какой глубокой дыре мы очутились за последние 16 лет и ничего не предвещает изменений, достаточно пересечь нашу южную границу. Украина доказала свою самостоятельность не только в вопросах экономических, но и политический и более того, смогла сохранить такие вещи, которые многим уже ничего не говорят – гласность, свобода слова и собраний и свобода печати, например.

Но даже далеко до таких развлечений, коим предается пресса некоторых стран :) Итак, представьте, сколько развлечений мы потеряли за последние 16 лет…

На прошлой неделе газета The Globe сообщила, что последняя вечеринка в Белом доме стоила налогоплательщикам 12 миллионов долларов. Можно сколь угодно охать и ахать – но в конце концов, большому кораблю – большое плавание никто в своем уме не будет полагать, что Белый дом мог бы уложиться в тратить сто долларов (я столько же трачу на свой день рождения!). Суть не этом. Суть в том, что, очевидно, Барак Обама тратит такие деньги для того, чтобы запудрить мозги своей жене, Мишель!

Потому что на предыдущей неделе выяснилось, что у Обамы в Африке есть секретная семья, которую он скрывает от всех – в том числе и от собственной жены. Более того, судя по всему, эта тайная семья Обамы – гомосексуальная, потому что три недели назад The Globe написала, что Обама не много не мало, а гей. И к тому же убийца.

obama_gay

Уловили, да? Обама – тайный гей, который убивает любовников в бане в США, изменяет своей жене в Африке и, чтобы пустить всем пыль в глаза – устраивает вечеринки по 12 миллионов долларов в Белом Доме.

Попробуйте изменить фамилию и страну – и вам станет понятно, в каком глубоком болоте мы живем.