Пропаганда гомосексуализма

Я не буду ссылаться на боговдохновенные слова Венечки Ерофеева о том, что сейчас в голове у масс, я хочу сразу перейти к делу. О расплывчатости формулировки пропаганды сказано немало, поэтому я бы обратил внимание на другую половину фразы.

Анатомия гомофобии

Весь этот кипиш по поводу пропаганды гомосексуализма не имеет под собой ничего – то есть, вообще никакого фундамента. Нет исследований, нет социологии, не медицины, нет юриспруденции. Есть главный аргумент сторонников введения запрета – охрана детей. Позвольте мне напомнить, что дети и так находятся под усиленной охраной государства.

В нашей стране есть статья Уголовного Кодекса, согласно которой насильственные действия сексуального характера в отношении малолетних караются более жестоко, чем такие же – в отношении совершеннолетних. Более того, развратные действия – это тоже статья и ни в коем случае ее нельзя отменять; не имеет никакого значения, являются ли действия гомосексуальными или гетеросексуальными – и то и другое одинаково плохо, когда речь идет о несовершеннолетних.

Гомосексуальность, с другой стороны, уголовным преступлением не является. Сексуальность вообще является врожденной характеристикой человека: другими словами, сколько не насилуй Александра Лукашенко в задницу — бутылкой ли, в казанском стиле, или непосредственно, как делают в более просвещенных случаях, геем он не станет. Как не станет лесбиянкой Валентина Матвиенко, сколько не показывай ей лесби порно, хоть утром, хоть вечером, хоть живьем, хоть на целлулоиде.

Тем, кто говорит о слабой детской психике – хотелось бы напомнить, что мое поколение выросло на бесконечном концерте Тату, Филиппа Киркорова и Бориса Михайловича Моисеева (народных артистах, между прочим!) из телевизора — и, согласно тезису о разлагающей молодежь пропаганде, все повально должны были стать геями и лесбиянками, — хотя нет ничего дальше от истины. Так что я не стал бы преуменьшать устойчивость детской психики.

Да, действительно, практически каждый ребенок, посмотрев на военный парад загорается идеей стать солдатом или фельдшерицей – но какой родитель не подтвердит святую правду моих слов: через десять секунд ребенок вспоминает, что хотел быть учителем или балетной балериной, космонавтом или таки врачом, и про военных забывает на всю оставшуюся жизнь.

Кроме того, остается открытым вопрос, хорошо ли детей защищают сейчас. Лично я несколько лет наблюдал со стороны за выпускниками Жлобинского детского интерната. Большая часть мальчиков, покидая стены благословенного дома сирот, очень быстро снова возвращается под крыло государства, но на этот раз с гораздо меньшей степенью свободы передвижения и еще менее разнообразным питанием. Большая половина девочек оказывается на панели – и хорошо, что не все.

Заметьте, никто этих детей не вовлекает и не развращает – они сами прекрасно справляются. И обществу – наплевать. Это к вопросу заботы о детях.

Так что давайте просто зададимся вопросом: для чего нужен закон, который делает уголовным преступлением дискуссию о человеческих характеристиках, преступлением не являющимися? Неужели, чтобы закрыть въезд в страну Элтону Джону, рыцарю Британской империи? Как на счет министра иностранных дел той же страны? Что делать, если премьер-министр Исландии решит посетить нашу страну с визитом? Будет ли пропагандой, если на коленях у папыколи во время визита Йоханны будет сидеть Коленька? А может быть, просто приелось Лебединое озеро?

Единственная задача этого закона – это отнюдь не защита детей. Те, кто стоит за проектом закона, хотят отвлечь от себя внимание общества, переключив его на стигматизируемую группу. Позвольте напомнить, что пропаганда, та самая, настоящая пропаганда, подталкивала людей к выводу, что в разгроме Германии после первой мировой войны и в ее упадке были виноваты евреи, и если от злокозненных сынов Сиона избавиться, то и Германия встанет с колен. Если вы не видите аналогии, вы только попросите, я объясню проще.

Не дайте себя обмануть – этот закон неточен и неалгоритмичен, а значит, его нельзя применять с закрытыми глазами, как это должна делать Фемида. Каждый раз нужно внимательно приоткрывать глаз и решать – является ли пропагандой гомосексуализма среди подростков учительница в брюках и со стрижкой «под мальчика». А может быть, длинные волосы гитаристов Арии подталкивают юношей к гомосексуализму? И является ли пропагандой настоящих семейных ценностей приживание детей «из воздуха» при живой жене.

PS. В соседней стране кремлядь упустила свой шанс и их приговор в исторический перспективе уже подписан: не важен тот факт, что общественность, широкая и не очень, обсуждает потенциальный закон о запрете пропаганды гомосексуализма. Совершенно не важно даже к какому выводу придут оппоненты. Главное, что у общества вырабатывается привычка слушать аргументы противника и обсуждать законодательные инициативы. Как у собачки Павлова, у граждан вырабатывается собственное мнение – и привычка к тому, чтобы этим мнением делиться в открытой дискуссии. И если уж приходится делиться мнением по поводу гомосексуальности – ну, с чего-то же надо начинать.