Убийца

Судебный приговор в любом стане выносится от имени этой страны и Республика Беларусь – не исключение. Поэтому смертный приговор в отношении парочки «цирарыстау» Владислава Ковалева и его пособника Дмитрия Коновалова был вынесен именем Республики Беларусь.

Судебный приговор в любом стане выносится от имени этой страны и Республика Беларусь – не исключение. Поэтому смертный приговор в отношении парочки «цирарыстау» Владислава Ковалева и его пособника Дмитрия Коновалова был вынесен именем Республики Беларусь.

sud_konovalov_kovalev

Напомню тем, кто читал, но забыл или уже почти не верит в слова Основного закона: вся полнота власти в Республике Беларусь принадлежит ее гражданам. Это означает, что на руках каждого гражданина и каждой гражданки Республики Беларусь – кровь.

Как, вы выступаете за смертную казнь? Как может существовать смертная казнь в стране, где милиции и суду доверяют меньше трети граждан?

Как, вы считаете, что суд был справедливым? Тогда почему этим двум гражданам не была предоставлена полноценная процедура защиты? В связи с особой важностью их дело рассматривал сразу Верховный Суд – и у него есть на это право.

Только в ситуации, когда взрыв был беспрецедентным – обвиняемым должна была быть предоставлена стопроцентная возможность защитить себя – сначала в районном суде города Минска, потом в городском, областном – и потом только в Высшем Суде, да еще и Коллегию Верховного суда созвать.

Чтобы комар носа не подточил.

Вместо этого у джентльменов не было ни единой минуты, чтобы оспорить правомерность приговора – он был окончательным. И, вполне предсказуемо, увенчался расстрелом.

Поймите, я не оправдываю тех, кто устроил взрыв – но я за то, чтобы у них была возможность защитить себя от судебного произвола. Beyond reasonable doubt.

Вся ситуация вызывает во мне крайнее омерзение, в особенности двуличные и хамские заявления так называемого президента Лукашенко: сначала он приказывает расстрелять (не в третьем лице пассивного залога, нет, приказывает расстрелять) – а потом выражает сочувствие матери.

А именно мы обеспечили Лукашенко возможность вынести такой приговор. Мы все, кто не смог сказать, почему именно в полицейском государстве не должно быть смертной казни. У меня на руках кровь – и у вас тоже. И я не уверен в том, что кровь эта – виновных.

Пилат, наверное, тоже гладил по плечу безутешную Марию. Неправильное воспитание, как же.