Агросексуалы: кто мы

Английский шакал пера Марк Симпсон, которого часто называют Оскаром Уайльдом современной Англии, скорее всего, не ожидал, какие последствия будет иметь его издевательский опус о метросексуалах Речь шла, как известно, не о любителях перепихнуться в вагоне метро, а о своего рода нарциссическом типе денди, городском джентльмене, чье имя означает принадлежность к метрополии (метро-) и намек на ориентацию определенного типа.

Английский шакал пера Марк Симпсон, которого часто называют Оскаром Уайльдом современной Англии, скорее всего, не ожидал, какие последствия будет иметь его издевательский опус о метросексуалах Речь шла, как известно, не о любителях перепихнуться в вагоне метро, а о своего рода нарциссическом типе денди, городском джентльмене, чье имя означает принадлежность к метрополии (метро-) и намек на ориентацию определенного типа.

agreseksual

Другими словами, метросексуалы – это мужчины, чаще гетеросексуальной ориентации, но с внешними атрибутами представителей ориентации менее традиционной, что выражается в подчеркнутой заботе о своей внешности. Метросексуал – это тот, кто не пьет тройной одеколон с лаком для волос, а пользуется косметическими средствами по назначению, о котором иные представители могучего пола и не подозревали. Он также отличается несовместимой с понятием традиционной маскулинности цветовой гаммой в своем гардеробе. Естественно, корпорации, производящие косметику, одежду и прочие аксессуары, просчитали немыслимые доходы, которые принесет удовлетворение искусственно созданного потребления. Пропаганда метросексуализма была возложена на глянцевые стильные мужские журналы, такие как The Face, GQ, Esquire, Arena и FHM, имевшие огромную читательскую аудиторию.

Новый сладострастный стиль в 1990-е кроме безобидной модной волны обозначил тенденцию, которую такой менее популистский автор, как социофилософ Кристофер Лэш, определил как «восстание элит», а идеологию общества потребления – «идеологией нарциссизма». Социальные революции 1960-х закончились, и на смену демократическим джинсам и майкам пришла четкая дифференциация штанов, без которых обществу предположительно грозит упадок, как в галактике Кин-дза-дза, так и в нашей Солнечной системе.

Уверенный и гордый агросексуализм обитателей страны, непреклонно идущей собственным путем – таков наш ответ глобализированной ярмарке тщеславия. Казалось бы, беларуский агросексуал – такой же продукт деятельности социоконструкторов, как и все предыдущие попытки лабораторного выведения идеального гомункулуса. Ведь и агрогородок, по большому счету, – это осуществление безумных и дерзновенных планов строителей коммунизма, в котором должно было произойти примирение противоречий, характерных для буржуазного общества, одно из которых, вместе со стиранием границы между умственным и физическим трудом, было стирание границы между городом и деревней (о стирании границы между мужчиной и женщиной у теоретиков коммунизма говорить вслух было не принято, но это также входило в ряд необходимых условий создания ангельского общества).

Пока московские метросексуалы видят в рынке беларуских товаров лишь «парк советского периода», «грубоватые и унылые полуботинки «здравствуй пенсия» и «прощай молодость» («Парк советского периода», Московский корреспондент, №38 24.10.07). Все может в мгновение ока измениться и засиять аурой новой, пока недоступной непосвященным агрогламурности.

Ведь дело вовсе не в ностальгии по советским временам, которую должны якобы вызывать у пенсионеров, лишенных законных пенсионных радостей, беларуские товары и передачи беларуского телевидения. И агрогородок – это не возврат к колхозу или даже к кулацко-помещичьим хуторским хозяйствам, не результат победы Деревни над Городом, согласно маоистскому лозунгу, а диалектическое развитие идей города и деревни во всей плеромической полноте алхимического слияния противоречий.

А также несомненно то, что жители агрогородка и адепты агроидеи во всем мире будут облачены в новые одежды, лишенные внешнего глянца сделанных в Китае по итальянским лекалам дешевых прикидов типа «отсосу за 2 бакса», но освященные аурой неведомого агросексуализма, призванного заполнить зияющие пустоты бездуховного однополярного/однополого мира.

Пиво беларуское? Дайте два! Это так агросексуально!

Для завершения образа современного стильного агросексуала у имиджмейкеров и визажистов еще остается обширнейшее поле для деятельности. Возможно, однако, очередное выступление А.Г.Л. с требованием Беллегпрому «нашить этих трапак» подтолкнет тутэйших версачей и дольчегабанов к опрометчивому шагу – рабскому копированию третьеразрадных моделей, освоенных корчащимися в московских полуподвалах вьетнамскими гастарбайтерами, и мир так и не обретет новый стиль жизни. Но, скорее всего, идейная неповоротливость постсоветских мегаконцернов не позволит беларуским предприятиям так быстро сменить стиль, и содрогнется мир под мощным напором беларуского агроцунами.

И насквозь фальшивая московская гомосятина в срочном порядке запишется на мастер-класс к нашим пацанам, чтобы эффектней щелкать семки на Тверской. А дальше – и США, которым давно пора бы, в ответ на беларуские мирные инициативы, обеспечить продвижение наших товаров на своем рынке. Стоит только подбросить идею агросексуалов отцам «South Park» Трэю Паркеру и Мэту Стоуну – и привыкшая к тотальному тупизму собственных «Камеди клабов» Америка будет стоять в очереди за беларуским агротрэндом и искрометным юмором «Паўлiнкі New». Хотя, могли бы уже давно брать пример с Дж. Буша-младшего – агросексуал ведь самы настаяшчы!

Это – мой личный трибьют Зарочке. Зарочка, милая, отзовись!