Маша Гессен против брака

Маша Гессен: За последнюю неделю в разных русскоязычных блогах появилось больше 450-ти сообщений о том, что я, (лично я, обычно с множеством эпитетов) намерена разрушить институт семьи, а то и все российское общество сразу.

Eсли вы считаете, что жениться — дорого, попробуйте развестись. (Смех в зале.)

Ответ на вопрос, должно ли у однополых пар быть право на брак, кажется мне самоочевидным. Но ничуть не менее очевидным мне кажется и то, что институт брака не должен существовать. (Бурные аплодисменты)

Об этом сложно думать. И сложно это в частности потому, что сама борьба за право на одномолые браки требует от участников, чтобы они кривили душой о том, что мы сделаем с этим правом, когда получим его. Мы утверждаем, что институт брака не изменится. Это неправда.

Институт брака изменится, и он должен измениться. И, повторюсь, мне вообще не кажется, что он должен существовать. Мне не нравится говорить неправду о своей жизни: когда я совершила каминг-аут 30 лет назад, это было не то, что я имела в виду. У меня трое детей. У этих детей пятеро родителей, плюс/минус. И я не понимаю, почему эта ситуация — с пятью родителями — не должна быть зафиксирована юридически. Я не понимаю, почему из этих пятерых надо выбрать двоих и санкционировать только этот союз. И эта группа из пяти родителей, кстати, делится на две группы по три человека по разным признакам, включая гражданство.

Я женилась в Массачусеттсе на российской гражданке. К тому времени у нас уже было двое детей: одного мы усыновили, вторую я родила. Спустя пару лет мы расстались. Спустя еще пару лет я познакомилась с женщиной, которая стала моим партнером. Она совсем недавно родила ребенка. Биологический отец этого ребенка — мой родной брат. Биологический отец моей дочери живет в России, и мой усыновленный сын тоже считает его своим отцом. Таким вот образом пятеро родителей делятся на две группы с разными гражданствами


Скажите, мне одному в этих словах слышится эхо (моей любимой) книги Роберта Хайнлайна Фрайди?