Мир – это война

Сквернословие стало образом и оценкой чудовищного мироустройства в целом, адекватной эмоциональной реакцией уязвленного человека на вопиющие безобразия жизни.

И совсем немного о Восставших Котятах. Прикрытием для главного, так и не прозвучавшего обвинения в произнесении всуе имени Путина, девочек обвиняют в святотатствах и прочих сложных словах.

Однако даже XVIII век знал, что присловьем «ебена мать», как и «срань господня» можно выразить все что угодно, — не имеющего отношения ни к половому соитию, ни к материнству, ни к вере в бога. Отлучение двух-трехэтажной и прочей матерной ругани от сексуальных и сакральных ситуаций как бы запрограммировано заранее.

Сквернословие стало образом и оценкой чудовищного мироустройства в целом, адекватной эмоциональной реакцией уязвленного человека на вопиющие безобразия жизни.

Сквернословие может быть отзвуком того, что поэт слышит окрест себя.

Неумная и неумелая власть понимает, что их единственный шанс остаться в истории – это нагадить on par с Гитлером.

Ремаркой, мне кажется, можно заметить, что причина в том, что почти сто лет уже лежит труп на Красной площади в Москве. Да, тлен не может охватить страну в один миг –он просто постепенно проникает. «Ленин жив» — но вот же он, перед глазами, мертвый.

«Мир – это война». С нашей стороны океана прав оказался Оруэлл.