Доколе мы будем терпеть?!

Журналистика в Беларуси – это что-то! Вот раньше, например, когда на тэвэ просто не было чего показывать, крутили художественные зарисовки (еще при Союзе, малята). То есть просто виды городов и природы, сопровождаемые приятным музлом. А теперь такое чувство иногда возникает, что некоторые журналисты, когда им нечего сказать, делают все, чтобы доказать, что журналистика в Беларуси есть. И действительно, сомнений не остается.

Журналистика в Беларуси
Журналистика в Беларуси

Журналистика в Беларуси

Журналистика в Беларуси – это что-то! Вот раньше, например, когда на тэвэ просто не было чего показывать, крутили художественные зарисовки (еще при Союзе, малята). То есть просто виды городов и природы, сопровождаемые приятным музлом. А теперь такое чувство иногда возникает, что некоторые журналисты, когда им нечего сказать, делают все, чтобы доказать, что журналистика в Беларуси есть. И действительно, сомнений не остается.

За примерами ходить далеко не надо: сегодняшняя статья Марии Ковальчук о том, что белорусские семьи разрушают дети (кстати, странно, что не геи и не лесбиянки!, с учетом нашей государственной гомофобии, я бы предположил, что именно голубые во всем виноваты –и в кризисе, которого нет, тоже!) содержит пассаж, которого никогда бы не позволили себе приличный журналист.

Мадмуазель Марина приводит цитату некоего Дмитрия Капустина, как он сам говорит, известного сексопатолога: «в Советском Союзе секс, как известно, не было». Три вещи сразу приходят на ум: во-первых, цитата вырвана из контекста и использована неполностью. Без идиотского обрезания фраза Людмилы Николаевны Ивановой, участницы телемоста «Ленинград — Бостон» звучала так:

В СССР секса нет на телевидении

И речь во фразе шла даже не сексе как таковом, а об эксплуатации женского образа в телевизионной рекламе в США. И сексолог (как он сам говорит, известный) не знать этого не может, и тем более так глупо приводить фразу, вплетая ее в контекст интервью в связи с первой брачной ночью.

И в третьих, Марина Ковальчук уж точно должна знать об этом: фраза об отсутствии секса в СССР — один из самых знаменитых примеров телевизионных ляпов, широко цитируемых и известных ну просто всем. И это возвращает нас к началу: журналистики в Беларуси как таковой нет. Есть люди, которые пишут статьи для ежедневных или не очень изданий; есть люди, подобные мне, которые пишут в интернете, в блогах, но уже для собственного удовольствия, и есть (наверное, где-то же есть, правда?) настоящие журналисты, которых интересно читать.

Я не сомневаюсь, что за веб-журналистикой будущее. Во-первых, скоро бумага будет слишком дорого стоить, чтобы тратить ее на газеты; я уже большую часть новостей узнаю в электронном виде, а я уже на поколение старше, чем современная молодежь (которую к газете вообще ничем не заманишь), а во-вторых, так гораздо быстрее распространяется новость. И в третьих, слова журналиста легче проверить (доказать и опровергнуть в одинаковой степени).

Так что хотелось бы пожелать студентам курса веб-журналистики, чтобы они не были похожи на Марину Ковальчук (и не писали статьи, аналогичные неприятным «сливам» на gaybelarus.by, которые, к тому же могут оказаться еще и неправдой). Я понимаю, первый курс и не обязан блистать как Леонид Парфенов (вот хороший образец качественной журналистики!) – тогда может быть, первокурсников и не допускать к созданию материалов, чтобы не вызывать отторжения на стадии рождения ресурса, который может, по крайней мере, потенциально, стать чем-то, чем когда-то была «Комсомольская правда»?*

И попробуйте меня разубедить…

* Я не имею ввиду ту желтую мерзость, в которую КП превратилась сегодня; я имею ввиду в меру активный рупор молодежи, каким КП была когда-то. Давным-давно…