Олдос Хаксли: Обезьяна и Сущность

Жутчайшая фанасмагория, написанная Олдосом Хаксли в виде сюжета для голливудского кино, потрясла меня больше всего из сборника произведений Олдоса Хаксли. Первоначально аллегорическая, книга эта подлежит обязательному цитированию всеми, кто хотел бы разбираться в современной литературе и истории во всей ее полноте. Впрочем, у этого романа есть и свои особенности.

Олдос Хаксли - Сборник

Олдос Хаксли - Сборник

Жутчайшая фанасмагория, написанная Олдосом Хаксли в виде сюжета для голливудского кино, потрясла меня больше всего из сборника произведений Олдоса Хаксли. Первоначально аллегорическая, книга эта подлежит обязательному цитированию всеми, кто хотел бы разбираться в современной литературе и истории во всей ее полноте. Впрочем, у этого романа есть и свои особенности.

Как я уже говорил, роман Хаксли Обезьяна и сущность в первую очередь – фантасмагория. Представляя человечество в виде обезьян, совершенно опустившимся и отупевшим стадом, Хаксли не только бросил вызов обществу, как полагают некоторые. Наоборот, показывая общество в его самом широком понятии, таким, какое оно есть, Хаксли одновременно дает понять, что надежда все еще, пока еще, может быть чуть-чуть еще, но есть. Мы еще можем оглянуться вокруг и сказать – как бессмысленно то, что мы делаем. Как оно глубоко противно нашей природе – и зачем мы только продолжаем это делать? Постепенно, впрочем, Хаксли уходит от фантасмагорических образов, сосредотачиваясь на основной, более антропоцентричной части своего повествования.

Во-вторых, этот роман антиутопия. Безусловно не такая сильная, как О дивный новый мир, может быть в силу того, что она менее визуальна или менее взывает к низменности чувств и желаний, но тем не менее, антиутопия. Разрешив атомный конфликт так, как люди привыкли разрешать все свои проблемы еще с тех времен, когда мы скакали по веткам, то есть тупой грубой силой, человечество практически себя изничтожило. Выжить смогла только Новая Зеландия и то, в силу своей стратегической незначительности и удаленности от любых других точек земного шара.

Не желаю раскрывать перед вами столь увлекательное кино, которое рисует в своем воображении Хаксли. Его поразительные мысли об атомной энергии, о том, как люди решают свои проблемы, о поведенческих стереотипах и их возникновении и следствии, все это заставляет немного грустить о будущем. Том будущем, которое стремительно приближается и похоже в этом на мир Платформы Уэльбека, где все одиноки и никого нет рядом.

Обезъяна и сущность так же хороши тем, что позволяют как бы снаружи посмотреть на все религиозные культы, все крупные и мелкие религии. Выведя из них то общее, что в них есть и логично продолжив и развив их положения, Олдос Хаксли пришел к поразительному выводу, о том, что во всех бедах наших виноваты мы сами, равно как и наказываем себя за то, что были наказаны.

Однако и в этом романе Хаксли есть место надежде. Надежде на то, что этого будущего может и не быть.