Сон в летнюю ночь

После свидания на Линии Сталина, Петр провожал Татьяну домой. Чем ближе подходили они к дому, тем смущеннее становился их и без того робкий диалог. Вот и подъезд ее уже виднеется. Петр нервно теребил значок БРСМ. Татьяна наигранно поправляла красно-зеленые ленточки. Возникла неловкая пауза.

После свидания на Линии Сталина, Петр провожал Татьяну домой. Чем ближе подходили они к дому, тем смущеннее становился их и без того робкий диалог. Вот и подъезд ее уже виднеется. Петр нервно теребил значок БРСМ. Татьяна наигранно поправляла красно-зеленые ленточки. Возникла неловкая пауза.

— Петр, а вы… вы Лукашенко любите?

Петр опешил. Он никак не ожидал такого поворота событий.

— Ну… да, да! Конечно. Его же все любят…
— Нет я серьезно спрашиваю. Все — это так. Это не то. Вот я по настоящему Его люблю! А Вы, Вы любите???

Он глядел в ее бездонные, голубые, по-детски простые глаза и словно тонул в них. Он все резко понял, и его губы тихо прошептали "Да…". Татьяна захихикала, чмокнула его в щечку и резво ускакала по лестнице, словно не секретарь районного отделения, а 11-летка только получившая свой билет. Петр стоял весь пунцовый и глупо улыбался. Потом повернулся и пошел домой. "Я обязательно, обязательно приглашу ее завтра на встречу с ветеранами…" — бодро думал он.

Смеркалось. Приближалась прохладная летняя ночь 2020го года.

bash.org.by, если вам интересно